Сепетова Антонина Петровна

Тяжелый груз беды, навалившийся на страну, приняли на свои плечи не только мужчины. Во время войны русским женщинам пришлось уничтожать врагов на фронте, изготавливать оружие на заводах в тылу. А еще - участвовать о работе комсомольского партизанского подполья. Антонина Петровна Сепетова (Демидкина), бывшая работница районного энергетического управления, была одним из руководителей такой антифашистской организации. Ей выпала доля возглавлять комсомол в годы военного лихолетья в г. Дятьково Брянской области. «Мы, довоенные комсомольцы, всегда были первыми, а в годы Великой Отечественной стали лидерами, за которыми молодежь шла на подвиги и даже на смерть, - рассказывала Антонина Петровна. - До сих пор вспоминаются довоенные походы. Проходили до сорока километров, останавливались у водоема и жгли костер, пели песни, затевали игры. Такая закалка пригодилась нам, партизанам, во время войны».

С первых дней войны для подрывной деятельности в городе организовали подпольный комсомольский штаб и поручили его командование секретарю райкома ВЛКСМ Владимиру Рябко. В него пошло полностью все бюро райкома, членом которого была Антонина Петровна. Сначала действовали мелкими группами, а затем, о феврале 1942 года, объединились в комсомольско-молодежный отряд и перешли в боевую готовность. После гибели Рябко возглавлять работу райкома комсомола поручили молодой Антонине. В то время началась подготовка боевого пополнения, сбор продовольствия и теплых пещей для партизанских отрядов, мобилизация молодежи в боевые ряды, массовая работа среди населения, а также организация самодеятельности. «Наши концерты были сродни весеннему солнцу, - вспоминала Антонина Петровна. - И лед недоверия, сковавший во время оккупации людей, таял».

8 июле 1942 года немцы стали наступать на партизанское движение. Начались тяжелые баи, где молодежному отряду поручались самые горячие участки. Несмотря на такое положение, жизнь в отряде брала свое - молодость есть молодость. «Отношение между ребятами и девчатами были удивительно теплыми и чистыми, - отмечала Антонина Петровна. - Девушки были окружены всеобщей заботой и тайным поклонением. Ребята, возвращаясь с операций с трофеями, всегда что-то тайком подсовывали нам - теплые вещи, гребешок для волос...»

Бои шли постоянно. Силы были неравными. Порою погибали целые отряды до единого человека. Отсутствие у партизан опыта боевых действий, нехватка оружия, боеприпасов, продовольствия усугубляли положение. В конце мая в неравном бою на глазах у Тони погиб 17-летний брат Володя. Немцы окружили его вместе с группой мальчишек. Расстреляв патроны, подростки подорвали себя ручными гранатами. Через несколько дней во время бомбежки контузило Антонину Петровну. В тот момент промедление было подобно смерти, из-за наступления врага отряду надо было двигаться дальше. Поэтому ребята спрятали ее в поленнице дров, заготовленных в лесу. Она слышала, как пришли немцы, как рыскали и вынюхивали следы обученные собаки, но из-за начавшегося дождя они не учуяли девушку. Тоня пролежала в поленнице несколько дней. Контуженная, полуглухая, она с трудом подала голос, когда услышала разговор партизан, разыскивавших ее.

После лечения вновь взялась за комсомольскую работу в только что освобожденном городе Кромы Орловской области, а затем вернулась в родные брянские места. Когда мужа Антонины Степановны перевели на военную службу в Свердловск, поехала с ним и устроилась в Свердловэнерго в отдел снабжения, где проработала до ухода на заслуженный отдых. А коллеги, которым посчастливилось с ней трудиться, до сих пор вспоминают высокое чувства ответственности за порученное дело, боевой дух и неисчерпаемый оптимизм, оставшийся с далеких партизанских времен.