Кузнецов Евгений Михайлович

Закончил Астраханское речное училище.

Попал на фронт осенью 1943 года. Был машинистом-турбинистом крейсера «Молотов» Черноморского флота. Нес вахту во время Ялтинской конференции. Продолжал военную службу и после окончания войны до 1947 года.

После демобилизации Евгений Кузнецов отправился к родственникам в Куйбышев, сменив профессию машиниста-турбиниста крейсера на - машиниста турбинного цеха Безымянской ТЭЦ. Позже работал в проектно-конструкторском бюро «Куйбышевэнерго», которое возглавлял 20 лет.

Всего Евгений Кузнецов посвятил самарской энергосистеме 36 лет жизни. Награжден медалью «Ветеран труда».

Моряк крейсера «Молотов»

Выпускник Астраханского речного училища Евгений Кузнецов ушел на фронт в самый разгар Великой Отечественной войны – осенью 43-го. 17-летнему парню посчастливилось без единой царапины пережить войну и лично увидеть первых лиц стран-участниц антигитлеровской коалиции.

Мужество все компенсирует

Евгений Михайлович ежегодно, в канун 9 мая, приходит в здание управления Самарского филиала ОАО «Волжская ТГК», чтобы встретиться со старыми друзьями, с которыми они сначала освобождали родину от захватчиков во время Великой Отечественной, а после развивали одну из крупнейших энергосистем страны.

- Я был машинистом-турбинистом крейсера «Молотов» Черноморского флота, - вспоминает ветеран. – Наш корабль не только обстреливал противника, но и подвозил боеприпасы защитникам Севастополя, эвакуировал из него раненых и мирное население. В ночь на 3 августа мы отправились в поход для обстрела порта Феодосии, где по нашим данным были сосредоточены значительные силы немцев.

Скрытно на позиции для обстрела пройти не удалось - крейсер был атакован самолетами-торпедоносцами и огнем береговых батарей. Одна из торпед оторвала часть кормы крейсера, повредила рули; сразу погибло 18 человек. Стрельба велась такая, что капитан корабля на носовом мостике даже не почувствовал повреждения корабля. О попадании ему доложил вестовой матрос. Евгений тоже этого не видел - он находился в машинном отделении и слышал лишь постоянный грохот. Всего в эту ночь «Молотов», который пытался маневрировать с оторванными рулями, отбил 23 атаки с моря и воздуха. В темную штормовую ночь «Молотова» взял на буксир эсминец «Сообразительный» и отвел на ремонт в порт Поти. Евгений Кузнецов вспоминает, что экипаж латал крейсер своими руками – вручную клепали, приваривали новую корму, взятую от недостроенного крейсера «двойника» «Фрунзе». Новая корма оказалась не совсем по размеру, но уже в январе 44-го крейсер вновь стал на боевое дежурство, перебазировавшись в Севастополь.

Историческая встреча

Здесь же, в начале 45-го, во время организации Ялтинской конференции Евгений Кузнецов увидел Франклина Рузвельта и Уинстона Черчилля. Первого молодой человек высмотрел, когда американские матросы разгружали оборудование для электростанции Севастополя. Второго – во время проведения соревнований между моряками по гребле.

- Стоит на борту со своей сигарой и смотрит на меня сверху. Меня в бок толкают и говорят: «Смотри, это же Черчилль!» Посмотрел я на него – ничего особенного. Ну, Черчилль и Черчилль, грести надо, - вспоминает Евгений Михайлович.

А вот встреча с Иосифом Сталиным произвела на него более яркое впечатление. Это было уже в 47-м году, когда Евгений Кузнецов завершал свою службу на крейсере «Молотов».

- Примерно в четыре утра мы с другим машинистом поднялись на палубу перекурить, как неожиданно по трапу поднимается сам Сталин. Мы стали первыми, кто встретил его на крейсере, онемели и вытянулись. Дежурный тоже был застигнут врасплох и закричал «Смирно!», а Сталин ему говорит: «Вы устава не знаете. Кому вы кричите «смирно», если не было еще утренней побудки?» А днем уже было общение с матросами, экскурсия по кораблю. Ко мне в машинное отделение спустился Алексей Косыгин, который в то время был заместителем председателя Совета Министров СССР. Пожал мне руку и удивился, как в такой жаре работаем. В заключение визита была общая фотография с экипажем крейсера. К сожалению, этот снимок у меня не сохранился, о чем сильно жалею...

После демобилизации Евгений Кузнецов отправился к родственникам в Куйбышев, сменив профессию машиниста-турбиниста крейсера на мирную - машиниста турбинного цеха Безымянской ТЭЦ. Позже работал в проектно-конструкторском бюро «Куйбышевэнерго», которое возглавлял 20 лет. Всего Евгений Кузнецов посвятил самарской энергосистеме 36 лет жизни.