Колмаков Александр Николаевич

- Идея создания добровольческого танкового корпуса возникла в трудовых коллективах Урала в дни победоносно завершившегося Сталинградского сражения. Народную инициативу подхватили Свердловский, Челябинский и Пермский обкомы партии. Они обратились в ЦК ВКП(б) и ГКО с просьбой разрешить сформировать и направить в действующую армию Уральский добровольческий танковый корпус. Обком партии в феврале 1943 года приступил к формированию бригад и полков.

После объявления по радио и в газетах о формировании корпуса поток заявлений превысил 100 тысяч — в двенадцать раз больше, чем требовалось корпусу. Состав корпуса состоял в основном из квалифицированных рабочих и специалистов промышленных городов Урала.

Были сформированы Свердловская, Челябинская и Пермская танковые бригады, мотострелковая бригада и части корпусного подчинения, минометный, зенитно-артиллерийский, истребительно-противотанковый, самоходно-артиллерийский полки и другие части.

11 марта 1943 года нарком обороны присвоил корпусу название — Уральский добровольческий танковый корпус.

1 мая воины корпуса с оружием в руках приняли присягу. 10 июня 1943 года корпус прибыл в Подмосковье, где вошел в состав войск 4-й танковой армии.

Мое боевое крещеные произошло летом 1943 года севернее Орла, в сражении на Курской дуге. Уральский танковый корпус имел задачу, наступая на юг, перерезать коммуникации противника у населенных пунктов Волхов - Хотынец, в дальнейшем железную и шоссейную дороги Орел-Брянск и отрезать пути отхода Орловской группировки гитлеровцев на запад.

Я действовал в составе танкового экипажа лейтенанта Андреева 3-го батальона Свердловской бригады в качестве механика-водителя. Вместе с автоматчиками механизированной бригады мы форсировали реку Нугрь и овладели селом Борилово. За бой по освобождению Борилова я вместе с другими членами экипажа был награжден медалью «За боевые заслуги».

Первый салют Родины 5 августа 1943 года был произведен в честь освобождения Орла и Белгорода нашими доблестными войсками, в том числе и уральскими добровольцами.

С 27 июля по 17 августа 1943 года в ходе Орловской операции воины корпуса уничтожили 7033 вражеских солдата и офицера, 50 танков, 133 орудия, 132 миномета и захватили большие трофеи.

Народный комиссар своим приказом от 26 октября 1943 года за проявленную воинами всех частей корпуса храбрость переименовал его в 10-й гвардейский Уральский добровольческий танковый корпус. Частям корпуса было присвоено наименование гвардейских. Всем частям и соединениям корпуса были вручены гвардейские знамена, а воинам - нагрудный знак «Гвардия».

В январе 1944 года 4-я танковая армия вошла в состав 1-го Украинского фронта. Задачей для всех Украинских фронтов, 1-го, 2-го и 3-го, было освобождение Правобережной Украины от немецко-фашистских захватчиков.

Приближаясь к Каменец-Подольскому, 10-й добровольческий корпус получил приказ: в полосе 60-й армии войти в прорыв, «оседлать» железнодорожную и шоссейную дороги Проскуров — Тернополь и отрезать пути отхода врага на запад.

В начале марта 1944 года, войдя в прорыв в районе Ямпеля, Свердловская гвардейская танковая бригада с другими частями корпуса, двигаясь в тяжелых условиях весенней распутицы, преодолевая ожесточенное сопротивление противника, через два дня наступления заняла поселок Фридриховка, станцию Волочиск и сахарный завод. Но на этом операция не закончилась. При непрерывных атаках гитлеровцам удалось прорваться к сахарному заводу и отрезать наших гвардейцев от основных сил корпуса.

Находясь шесть суток в окружении, наши добровольцы мужественно защищались от танков и пушек, проявив при этом бесстрашие в борьбе с врагом, подбив 40 «тигров», восемь «фердинандов» и другую технику.

Танк Т-34, в экипаже которого я находился, был выведен из строя. Весь личный состав экипажа взялся за автоматы и гранаты и мужественно отражал наседавших фашистов, уничтожая при этом прислугу артиллерии, экипажи подбитых танков и пехоту гитлеровцев. Так мы справились со своей задачей до подхода наших частей. Противник, понеся в этом сражении огромный урон в технике и живой силе, был отброшен на запад. Все стратегические пункты остались в наших руках.

За эту операцию я был удостоен награды - медали «За отвагу». Продолжая наступление на опорный пункт Каменец-Подольский, Свердловская гвардейская танковая бригада ночью на предельной скорости, с зажженными фарами, ведя огонь из пушек и пулеметов, ворвалась в населенный пункт Зиньковцы на подступах к Каменец-Подольскому. Ошеломленный противник в беспорядке бежал, оставив при этом около 50 орудий и минометов и другую технику. 

25 марта вечером, после залпа гвардейских минометов, начался одновременный штурм города с севера, юга и запада. Атака была настолько стремительной, что фашисты не успели взорвать заминированный Турецкий мост через реку Прут, электростанцию и ряд предприятий.

К утру 26 марта 1944 года гвардейцы 10-го танкового корпуса, в том числе Свердловской танковой бригады, полностью очистили от врага Каменец-Подольский, но оборонять его пришлось еще несколько суток. Враг стремился выбить советские войска из города, но это ему не удалось. Защитники, в том числе Свердловская, Челябинская и мотострелковая бригады гвардейского корпуса, стояли насмерть, преодолевая численное превосходство фашистских войск, стремящихся выйти из окружения на запад.

На защиту города встали все люди: раненые, больные, способные держать оружие, связисты, служащие, интенданты и горожане.

Шестнадцать атак предпринял противник с применением всех видов оружия и столько же раз отползал на исходные позиции, пока не выдохся. Оказавшись на подступах к Каменец-Подольскому, как говорится, «безлошадным» (танк был подбит), мне пришлось действовать в качестве автоматчика.

За героизм, проявленный при освобождении города Каменец-Подольского, более пяти тысяч воинов корпуса были награждены орденами и медалями, в том числе и я - орденом Красной Звезды.

Принимая участие в наступательной операции на Львовском направлении летом 1944 года, я на танке Т-34 выполнял задание по эвакуации подбитых танков с поля боя. Попав на минное заграждение противника, от взрыва противотанковых мин я был контужен и более месяца находился в госпитале. По возвращении из госпиталя меня направили по службе в ремонтную роту танковой бригады в качестве электромеханика.

Вместе с другими частями Свердловской танковой бригады наша рота неотступно следовала с передовыми частями, восстанавливая танки и возвращая их в бой.

В июле город Львов был освобожден полностью. Наступая в дальнейшем на юго-запад, корпус форсировал реку Вислу и участвовал в захвате Сандомирского плацдарма - важного стратегического пункта в наступлении на территорию Германии.

Началась Висло-Одерская операция. 12 января 1945 года началось генеральное наступление на фашистскую Германию. Корпусу была поставлена задача начать движение в прорыв вместе с пехотой и другими передовыми отрядами, обгоняя боевые порядки пехоты. Корпус вошел в соприкосновение с противником. Пройдя более 500 километров от Сандомирского плацдарма с тяжелыми боями, передовые части гвардейского корпуса вышли к реке Одер и форсировали ее. За боевую доблесть при форсировании Одера и за взятие Штейнау и других городов Главнокомандующий объявил личному составу корпуса и отдельным бригадам благодарность.

При наступлении наших войск в Нижней и Верхней Силезии - последней действующей кузнице по вооружению фашистской Германии - 1-му Украинскому фронту была поставлена задача нанести поражение Силезской группировке противника. Наш Уральский гвардейский танковый корпус, воюя в составе 1-го Украинского фронта, принял, активное участие в уничтожении Силезской группировки противника.

После завершения Берлинского сражения ночью 6 мая 1945 года корпусу стало известно, что предстоит принять участие в освобождении Чехословакии и города Праги.

В 4 часа 9 мая в Прагу вошли главные силы корпуса и другие соединения 4-й танковой армии. Первым в Прагу ворвался экипаж танка Т-34 № 23 Челябинской бригады под командованием лейтенанта Гончаренко. В завязавшейся артиллерийской перестрелке отважный командир Гончаренко был убит. Танк Т-34 №23, прославивший Урал, был установлен на площади города как «вечный гражданин Праги».

Сегодня уральским танкистам сооружены памятники в Берлине и Праге, во Львове и Каменец-Подольском, в Екатеринбурге, Челябинске и Перми.