Ядыгарова Назия Камалдиновна

Воевала на втором Белорусском, Центральном фронтах; участвовала в освобождении Смоленска, Кенингсберга

Истории Назии Ядыгаровой позавидует любой сценарист кинофильма. Она, хрупкая молоденькая девушка, прошла фронт до Кенигсберга за баранкой грузовика.

— Два часа строевой подготовки, два часа по-пластунски, два часа стрельбы, — рассказывает Назия Камалдиновна про два месяца обучения на курсах шоферов. — На нас шинели, противогазы, винтовка. Маршировали до такой степени, что на ногах мозоли были, и на спине тоже от шинелей.

Первой машиной Ядыгаровой была «полуторка», на ней она подвозила боеприпасы и топливо к самолетам. Как-то во время бомбежки машина взорвалась, а ее водитель чудом осталась жива. Случалось Ядыгаровой и в окружении находиться. Помнит об этом она, как сейчас.

— Шли сильные бои под Смоленском, мужчин-шоферов совсем не осталось. Загрузили «трехтонку» на передовую боеприпасами, это было 8 сентября 1943 года. Только подъехали, и нас окружили. Остались восемь дней в окружении. Есть нечего, пить нечего. Машину надо было спрятать.

Другая поездка под Смоленск оказалась для Назии Камалдиновной судьбоносной.

- Подвезла боеприпасы на передовую. Пока разгружали, смотрю в бинокль — двое ползут, один другого на себе тащит. Кровища…Подползла к ним, а у одного на спине осколок до поясницы. Сняла рубашку, перевязала раненого, положила на шинель и дотащила до машины, потом в санитарный пункт. Там раненый говорит мне: «Парень, оставь адрес, если я жив останусь, напишу». Мы же как мужчины одевались.

Встрече их суждено было состояться уже в Ульяновске. Ядыгарова после войны отгоняла машины с главного заводского автоконвейера, и как-то директор попросил отвезти его на строительство ТЭЦ. Там-то она и встретила человека, которого спасла на фронте. Война соединила их сердца на долгие годы супружеской жизни уже в мирное время.