Трофейные мегаватты

01.04.2015

Во время Великой Отечественной войны куйбышевские энергетики, так же как и весь народ, вели бой с врагом. На трудовом энергетическом фронте Куйбышева были свои герои. Одни из них после двенадцатичасовой смены из последних сил долбили ломом смерзшийся уголь, пришедший на электростанцию. Другие, надев две фуфайки и ватные штаны заходили в чрево раскаленного котла ТЭЦ, чтобы поскорее его починить. Ремонтники шли в котел, а дощатый настил дымился у них под ногами. Не было времени ждать, когда котел полностью остынет.

В Куйбышеве на Безымянке – на боевом посту, только что не бомбят, не стреляют… Кругом военизированная охрана. Если кто-то уходил добровольцем на фронт, его возвращали через военкомат. Более того! У нас были рабочие, направленные к нам, как на фронт. Нашей электроэнергии ждали заводы авиационный, моторостроительный и другие. Мы пропадали на ТЭЦ сутками; обслуживающего персонала не хватало, часто приходилось дежурить и две смены, и три, - вспоминал техник-электрик Безымянской ТЭЦ Анатолий Саулович Авербух.

За огромные заслуги в деле энергоснабжения победы над врагом в 1945 году государственными наградами был награжден 31 сотрудник Куйбышевэнерго. В числе наград куйбышевских энергетиков были Орден Ленина, Красной Звезды, Трудового Красного знамени, Знак почета, медли «За трудовую доблесть», «За трудовое отличие».

Коллектив Безымянской ТЭЦ был награжден орденом Ленина, этой же станции на вечное хранение было передано переходящее Красное знамя государственного комитета обороны.

Но наградили за вклад в Победу энергетиков не только орденами. Из поверженной Германии в СССР начало поступать трофейное энергетическое оборудование. В приказе министра электростанций СССР № 31 от 16 августа 1947 г. упоминается, что всего в нацистской Германии было демонтировано 119 турбин с общей мощностью 3238 тыс. квт и 156 энергетических котлов общей производительностью 12653,9 тонн пара в час.

Как минимум одна турбина AEG и два котла прибыли в Куйбышев. В приказе министерства электростанций указано, что их демонтировали в городе Борисков, но такой город на современной карте Германии отсутствует, поэтому точное их происхождение сейчас не понятно. Однако понятно, что они поступили на спецсклад трофеев, который был устроен в конце 1945 года на Безымянской ТЭЦ. Штат склада состоял из 13 человек, включая бухгалтера и вахтеров-пожарных, которые учитывали, и охраняли привезенные агрегаты.

А охранять было точно нужно, когда в январе 1946 на БТЭЦ прибыл 1 вагон трофейного кабеля, то оказалось, что по дороге в Куйбышев кто-то похитил 34 витка с одного из 5 прибывших барабанов. Помимо турбины, котла и кабеля на склад присланы были также электромоторы, различные станки. При этом учет оборудования требовалось вести с соблюдением секретности. Секретно-шифровальный отдел министерства электростанций инструктировал, что при описании объектов необходимо пользоваться шифровкой, указывая номер и маркировку демонтированного объекта без употребления слова «трофейный». Энергетический сэконд-хнд поступал в Куйбышев не только через склад БТЭЦ. Судя по переписке руководства Куйбышевэнерго, приходило какое-то трофейное оборудование со склада в Днепродзержинске. Ветеран Самарской ГРЭС Сергей Алексеевич Ненашев рассказывал, что директор станции ездил на смотр трофейного оборудования в Москву. А Любовь Яковлевна Полякова, работавшая на ГРЭС и позже в управлении Куйбышевэнерго сама участвовала в выезде специальной поисковой бригады на территорию Румынии. Целью группы был осмотр местных складов трофейного оборудования для поиска чего-то, что может пригодиться на энергетических предприятиях. Однако ее группа ничего ценного, кроме небольшого количества электрических ламп найти не смогла.

Поступавшее оборудование, естественно, не было в идеальном состоянии. Когда было получено разрешение на его использование для нужд куйбышевских электростанций, то пришлось потрудиться, чтобы оно заработало. «Перед пуском турбины № 1 немецкой фирмы AEG (доставленной со склада БТЭЦ) был обнаружен прогиб ротора. Мы помощью газовых горелок провели правку. Вал ротора исправили, турбина проработала до 1990 года», вспоминал ветеран Сызранской ТЭЦ Николай Григорьевич Малкин. Отметим, что именно с этой трофейной турбины началась работа сызранской электростанции. При строительстве Сызранской ТЭЦ также использовался и труд пленных немцев, что приводило иногда к недопониманию на стройплощадке.

На один из участков строительства кабельного канала прораб поставил бригаду местных рабочих с бригадиром и такую же бригаду из пленных немцев под руководством обер-лейтенанта, с которым кое как изъяснялись жестами и словами. Вечером прораб определил, что местная бригада вырыла траншею и обложила бутом 15 метров. А немцы – только 5. Стали втолковывать обер-лейтеннату, что немцы сделали мало. Немец посмотрел работу другой бригады и плюнув в эту траншею, подвел прораба к своему участку, поднял большой палец вверх и сказал: «Гут, Гут!». Пленный объяснил прорабу, что его бригада работать быстрее не сумеет, потому что не будет делать плохо.

Интересно, что часть трофейного оборудования сохранилась на самарских электростанциях и сегодня. На Безымянской ТЭЦ до сих пор работает трофейный насос фирмы Клейн-Шанцлин и Беккери и один энергетический котел c макировкой KGS-140. Правда, за последние 70 лет котел столько раз ремонтировали и заменяли вышедшие из строя элементы, что из германского у него осталось лишь маркировочные таблички да некоторые кованые детали. Гораздо лучше сохранил себя раритетный телефон фирмы «Сименс» с довоенным логотипом, исправно работающий на проходной станции. Что касается Самарской ГРЭС, то в ремонтном цехе станции до сих пор служит трофейный сверлильный станок берлинской фирмы Stenzel.