Отто Скорценни против уральских энергетиков

31.03.2015
Олеся Буйлова, Федор Степанов
В 1942 году руководство Третьего рейха неожиданно для себя выяснило, что, несмотря на потерю важнейших промышленных районов, Советский Союз начал наращивать выпуск военной техники. Немецкая разведка начала работу над планом «Ульм» (в рамках проекта «Цеппелин»), предусматривающий ряд диверсий на советских промышленных объектах. Особой целью стали ТЭЦ Поволжья и Урала.

От «Барбароссы» до «Ульма»

В плане «Барбароссса» в качестве окончательной цели наступления Вермахта была указана линия Архангельск-Волга - Астрахань. Документ ставил задачу по уничтожению промышленных объектов на Урале, как второстепенную. Но война в победный для немцев план внесла коррективы. Вермахт не смог захватить Москву, Ленинград и выйти к Волге. Однако возрастающая техническая мощь РККА вынудило руководства рейха вплотную заняться планами по уничтожения промышленности Поволжья и Урала.

Лучшие аналитики Германии

В 1942 году над планом удара по русской промышленности работали начальник внешней разведки Третьего рейха Вальтер Шеленберг и, как его назвали, «главный диверсант» Отто Скорцени. Последний в своей книге «Секретные задания РСХА» так вспоминает начало работы над планом «Ульм»: «Невозможно разрушить как авиационными налетами, так и диверсионными актами все заводы, разбросанные на такой обширной территории. Мы должны были, прежде всего, выделить «нервные центры». В этом случае ахиллесовой пятой были электростанции...». После изучения документов, немцы пришли к выводу, что без ТЭЦ встанут заводы. Направление главного удара были найдено.

Вербовка диверсантов

Началась вербовка добровольцев из числа русских военнопленных прямо в прифронтовой полосе. «Особенно умело подыскивали подходящих военнопленных прибалтийские немцы, благодаря хорошему знанию русского языка. Прошедшие первоначальную проверку лица помещались в специальные лагеря, где они подвергались особенно тщательной обработке», -- вспоминает в своей книге «Мемуары» Вальтер Шеленберг.

В августе 1943 года в немецком разведотряде «Цеппелин» собрали 70 агентов, из которых 50 были отобраны в группу «Ульм». Перед группой ставилась задача: приземлиться на Урале, разойтись, начать по приказу из центра диверсионные действия.

Судьба десанта

Группа диверсантов в составе 7 человек должна была десантироваться предположительно в 50-60 километрах северо-восточнее города Кизел в Прикамье. Их целью были два крупнейших энергетических объекта - Кизеловская ГРЭС и строящаяся Широковская ГЭС, ряд промышленных предприятий. Группа была серьезно экипирована: от саней и лыж до аптечек и альпийских защитных очков. Помимо оружия, боеприпасов, взрывчатки, ее участники были снабжены советской формой, фальшивыми документами и деньгами.

Выброска диверсантов 18 февраля 1944 года оказалась крайне неудачной вместо намеченного приземления недалеко от Кизела, диверсанты были выброшены в Коми-Пермяцком округе. В совершенно незнакомой местности, на малонаселенной территории, где находились только два поселка: Чус и Сюзьва. Люди и вещи были разбросаны по безлюдной тайге и болотам в радиусе нескольких километров.

Ночь 18 февраля для них стала настоящим кошмаром. Один из них застрял на дереве, и скончался от обморожения. Двое других, не выдержав суровых условий, будучи изможденными, покончили с собой. Еще один диверсант сильно обморозил конечности и не мог двигаться, поэтому его застрелили. Поскольку группа не вышла на связь с центром, немцы отказались от продолжения операции. Трое оставшихся в живых диверсанта блуждали по тайге до лета, а потом сдались без боя сотрудникам НКВД, не успев совершить каких-либо подрывных действий.

После битвы

Отто Скорцени собирался написать Адольфу Гитлеру рапорт, что подобные операции из-за их сложности ничего не предвещают, кроме больших затрат. Но искушенный в аппаратных играх Шеленберг объяснил коллеге, что спешить не стоит. «Шелленберг прочитал мне настоящую лекцию по методике действий в подобной ситуации: прежде всего, следовало продемонстрировать крайний энтузиазм по поводу любого проекта, даже самого бессмысленного, исходящего от начальства, и постоянно говорить, что подготовка идет ускоренными темпами. И только позднее можно постепенно начинать приоткрывать истинное положение дел,» -- вспоминал Скорцени.

Бюрократическая игра удалась. Операция «Ульм» бесславно завершилась. Шеленберг в своих мемуарах признался в поражении: «Нам пришлось ограничиться мелкими операциями, проводимыми отдельными группами, — взрывами наземных трансформаторов высоковольтных мачт. Но все это были лишь булавочные уколы, которые почти не отражались на боеспособности русской армии». Старейшая на Урале Кизеловская ГРЭС, которую шли взрывать диверсанты, так же как и Широковская ГЭС обеспечили бесперебойную работу стратегически важных предприятий уральской «оборонки». В 1945 году за ударный труд Кизеловская ГРЭС была удостоена Ордена Трудового Красного Знамени.